Воскресенье, 09 27

Last updateВт, 04 Дек 2018

 Казахстан


Станция Бель-Агач (Белагаш) - это было такое место, где не было работы. Даже пресной воды не было, ее привозили в цистернах по железной дороге.
На дальнем Востоке были испытания, начатые в пятом классе, но на станции Бель-Агач нас ждали новые трудности. В субботу, в церковь пришли из администрации сельского совета, с милицией. Я с родителями был на богослужении. Это было весной 1962 года. Вместе с администрацией сельского совета пришла учительница немецкого языка. Мне тогда было 12 лет. Увидев меня, она с удивлением спросила: «А ты что тут делаешь?». Я ответил: «Пришел с родителями на богослужение». «Тебе надо быть в школе» - сказала она. Так как верующие братья и сестры были немцы, которые плохо говорили на русском, поэтому литература была на немецком и русском языке. Потому и учительницу взяли с собой, чтобы отличить словарь немецкой литературы от духовной литературы. Пришли смело в комнату, где проходило богослужение, милиционер скомандовал: «Сидеть всем на месте и не двигаться». Зашел за кафедру, снял свою фуражку, и положил её на кафедру, накрыв этим самым пособие субботней школы на немецком языке. По всей вероятности сделал это механически, потому что не заметил пособия. «Какая литература у вас есть, кроме Библии и Псалмов?», - спрашивает. На богослужении был в гостях служитель – проповедник, его начали допрашивать, откуда он. Но он молчал. Тогда повелели привести его к машине и увезли в сельский совет. Там он сказал, что до захода солнца не будет разговаривать с ними и отвечать на вопросы. Они держали его до захода солнца, и после этого он показал свои документы, стал с ними разговаривать. Когда его забирали с богослужения и вели к машине, один ревностный брат бежал следом и просил: «И меня возьмите, возьмите меня, я хочу страдать за Христа!». «Ты нам не нужен» - отмахнулись от него. Это был простой брат. Вот какая ревность была служить Богу. Потом служителя отпустили, наказав, чтоб больше не приезжал сюда.
Через некоторое время, арестовали местного служителя, пресвитера. Шло следствие по его делу. И в один из дней меня вызвали из школы в сельский совет на допрос. Два следователя допрашивали меня. Один задавал вопросы, другой писал протокол. Я молчал. Потому что информация, по которой задавали вопросы, была действительно той самой. Видно осведомители, которые были на богослужении, всё знали, но им нужен был свидетель, который дал бы показания.
Вопросы были, примерно, такого содержания: «Добровольные пожертвования собирались?» – Я молчал. Но они говорят: «Так не пойдет. Мы задаем вопрос, даем минуту на раздумье. Если ты не отвечаешь, то мы пишем ответ, как положительный». Или спрашивали: «Ты участвовал в богослужении? Давал 15-20 копеек?». Я молчал, потому что это действительно было так. Минуту они ждали и писали в протоколе - «Да, участвовал. Да, давал 15-20 копеек». Допрос был четыре часа без перерыва. Первая смена в школе закончилась. Пришел директор школы, они велели ему подождать ещё немного. Говорят, что мне ещё надо подписать протокол допроса. Я сказал, что не могу подписывать, потому что протокол составлен неправильно. Они говорят: «Давай мы будем читать его от начала до конца, и где будет неправильно, будем вычеркивать». Он начал читать, прочитал до конца и спрашивает: «Почему ты молчишь?». Я спрашиваю: «Можно сказать, что здесь правильно? Правильно - это моя фамилия, имя, отчество - Снытко Виталий Евгеньевич. Во всем остальном - ложь, потому что ни одного слова я вам не говорил». Директор школы пришёл посодействовать, чтобы меня отпустили. Когда я вышел из сельского совета, то направился в школу. У меня кружилась голова. Брата пресвитера судили и дали 4 года тюремного заключения. Как свидетель, я не был на суде, хотя повестка пришла. В советское время это не было законным: вызывать несовершеннолетнего в суд. Мне было всего 12 лет.
У родителей появились планы: сменить место жительства. На станции не было работы для папы. Временная работа была – разгружать вагоны с углем. Родители брали вагон и разгружали его. Я ходил помогать им. Разгрузить вагон угля стоило 40 рублей, а семья 7 человек. И отец поехал в разведку в Джамбульскую область, искать работу, нашел хорошее место на берегу большого озера Биликуль. Потом сообщил нам, что нашёл хорошее место. Там был поселок Чапаев. В дальнейшем, как мы увидели, это было благословенное место. Озеро было 3 км в ширину и 6 км в длину. В зимнее время на озере была работа: косили камыш для совхоза, зарабатывая деньги всей семьей. Возле озера, в летнее время, была плодородная земля, - сажай, сколько хочешь. Арбузы, дыни и все овощи можно было выращивать в изобилии. Из озера была вода для полива и питья. Поселок Чапаев состоял, примерно, из 50 дворов. Отец, когда приехал, купил домик саманный за 50 рублей. Завели корову, овец, коз, гужевой транспорт – осла. Это благословенное место во всех отношениях. Церковь была 25 членов. Школа восьмилетка. Магазин и медпункт был. Вдали от городской жизни. Ближайшие города: Джамбул был в 90 км, город Каратау- 25 км. В 3-х км от поселка была железная дорога. Вся молодость наша, детей адвентистов, проходила среди природы. Неповрежденное воспитание. В труде формировались стойкие характеры. Труд был по силе: когда могли работать - работали, когда выполнили работу, то купались на озере.
В поселке также жили старообрядцы. Их молодежь не шла на контакт с нашей молодежью, считали нас мирскими. Это было благо для нас. Мои братья и сестры нашей семьи, Владимир, Галина, Нина, Сергей, трудились вместе с родителями.
У нас, в поселке, в одну из суббот запланировали крещение. Мои родители много молились о нас, детях. Молились при нас, вслух. Это был один из важных факторов сохранения детей – молитвы вслух за детей. Во-первых: в духовных вопросах не оказывалось давление на нас. Во-вторых: изолированность от разлагающей городской среды. В-третьих: окружающая природа - это зеркало Божества. Все три фактора всегда срабатывают положительно на духовность, и плюс физический труд, всё это сохраняет семью от праздности. Это помогло нам, детям, сохраниться нравственно и стать христианами. Эти библейские принципы, мы находим в слове Божьем. Примеры для подражания: Моисей, Самуил и другие,- они воспитались среди природы.
Поэтому, когда сказали кандидатам сесть на первую скамейку, я тоже пошел и сел. Служитель пристально посмотрел на меня и ничего не сказал. Задали испытательные вопросы, и мы пошли на озеро. Это был незабываемый день 22 июня, как будто это было вчера.
В 4-х километрах от Чапаево была, так называемая, новостройка. Наши братья и старообрядцы создали строительную бригаду, и после окончания школы я пошел в 16 лет работать на стройку. Сначала подсобником, потом учился строительным специальностям: каменщиком, кровельщиком, стекольщиком, печником. Зимой косили камыш и ловили рыбу. Итак, восемь благословенных лет.

Главная Новости Испытание веры