Воскресенье, 09 27

Last updateВт, 04 Дек 2018

 Жизнь на Сахалине


После войны, в 1952 году, была объявлена вербовка на остров Сахалин, чтобы осваивать новую территорию. Учитывая послевоенные действия с Японией, остров Сахалин, который находился недалеко от Японии, нуждался в освоении и сохранении территории. Поэтому всем добровольцам, кто желал поехать в это непростое место и суровые климатические условия, была предложена вербовка. Вместе с моими родителями еще несколько семей завербовались туда. Получив подъемные - денежные средства, тронулись в путь на новое место. Моим родителям и остальным семьям, которые приехали на Сахалин, от совхоза были предоставлены домики из свежего бруса.
На острове Сахалине прекрасная природа, но сам край был суровым. Он был богат рыбой, но овощи доставлялись в сушенном и консервированном виде. Вырастить картофель было нелегко, но благодаря корейцам, которые там жили, нам был передан опыт выращивания картофеля, огурцов и помидоров. Дело в том, что рыба, «кета» и «горбуша», весной поднималась по речушкам вверх для нереста, а обратно она, как правило, не возвращалась в море – погибала. В связи с этим легко можно было находить уснувшую рыбу.
В чем заключалась трудность выращивание картофеля? Почва была из песка, гравия и чуть-чуть земли. В такой почве картошка просто так не растёт. Поэтому отец на лошади пахал эту землю длинными рядами. Отец меня брал постоянно с собой и учил земледелию. Мне тогда уже около 5-ти лет и я всегда бежал за плугом, когда отец пахал. Иногда он давал мне держать домашний плуг с одним лемехом, когда лошадь пахала. Но это было мне не под силу, плуг мотало в разные стороны. И отец говорил: «В будущем, когда будешь пахать, никогда не оборачивайся назад, потому что будет обязательно кривая борозда, а следующая борозда, которую будешь пахать в обратную сторону, обязательно повторит эту кривую линию. потому что плуг идёт по следующей борозде». Этот урок я запомнил на всю жизнь: «Если будешь что-то делать, всегда смотри вперёд». И вот, после вспахивания почвы, снова плугом наносились борозды, и в эти борозды ложилась семенная картошка, и рядом с нею ложился большой кусок рыбы «кеты». И так по всему ряду: картошка – кусок рыбы, картошка – кусок рыбы. В следующей борозде плуг засыпал землёй посадку.
Огурцы выращивались так же по особой технологии. При удобрении навозом семена давали всходы, но утренние туманы убивали эти ростки. Поэтому корейцы передали опыт: обёрточная бумага пропитывалась жиром и становилась почти прозрачной. Из неё делали колпаки на каждую лунку и таким образом выращивались очень хорошие огурцы. Помидоры выращивались таким же образом, только укрывались одеялами.
Отец устроился кладовщиком на овощную базу. Мы имели подсобное хозяйство: корову, телят. Заработки были небольшими, поэтому мама носила молочную продукцию в районный центр, за 20 км, и продавала. Ровно столько же она шла обратно. Каждую неделю она ходила по два раза. Отец в это время был на работе, на складе, а мама уходила на весь день. Я оставался вместе с братом Владимиром, который родился в Брянской области. Мы были одни. Уходили в тёмный, тёмный лес, который был без просвета солнечных лучей, собирали ягоды. Уходили за один – два километра от дома и, как то, ничего не боялись. Это было совсем другое время. Мама готовила нам супы, жарила икру из кеты, а когда вечером приходит домой, то икра вся съедена, борщ на донышке чугуна. Мы забирались на чердак с братом, (потому что дом был на возвышенности) и смотрели, когда в долине могли появиться наши родители. Иногда они приходили, когда было уже совсем темно, но я не помню, чтобы нам было страшно.
Когда родителей не было дома, приехали советские солдаты на военной машине. Среди них был один раненый. Спрашивают: «У вас картошка имеется в наличии? Дома есть кто из старших?». Я им сказал: «Картошка есть, но взрослых дома никого нет». А приехало человек пять – шесть, и они опять спрашивают: «Мальчик, ты не знаешь, вам рыба, селёдка, нужна?». Я говорю: «Конечно, нужна». Они: «Мы могли бы сделать обмен». В сенях стояла большая корзина из вербы, с картошкой. Они говорят: «Мы вам можем предложить бочонок селёдки «иваси», очень жирная сельдь. За мешок картошки. Родители не будут тебя ругать?». «Нет, потому что селёдка нам нужна» - отвечаю. «Если согласен, делаем обмен». Я подумал: конечно, картошки у нас было много, корзина – это ничто по сравнению с тем, что у нас было заготовлено в подвале. Они говорят: «Мальчик, мы сами всё сделаем». Скатили бочку, а в ней было около 150 кг, и взяли картошку, которая была в сенях. Улыбнулись, посмеялись и уехали.
Когда пришли родители, я с радостью похвалился таким обменом: ведь теперь у нас много «селёдки» и мы можем есть её с картошкой. Мама улыбнулась, но не ругала. Единственное что сказала: «Как ты, сынок, не побоялся это сделать?». Я говорю: «Нам же нужна селедка», а она: «Это было очень рискованно».

Главная Новости Испытание веры